Одиночество базарова отношения с родителями

Сцена у стога (анализ эпизода из 21-й главы романа И.С.Тургенева «Отцы и дети»).

К работе над романом Тургенев приступил в начале августа 1860 года, а закончил его в июле 1861. Появился роман в февральской книге журнала «Русский вестник» за 1862 год. «Отцы и дети» - произведение, отразившее целый этап в историческом развитии России второй половины 19 века.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Тургенев И.С. / Отцы и дети / Сцена у стога (анализ эпизода из 21-й главы романа И.С.Тургенева «Отцы и дети»).

Смотрите также по произведению "Отцы и дети":

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.


Приезд Базарова к родителям

Анализ романа И.С. Тургенева «Отцы и дети»

Кульминационный момент романа – не дуэль, даже не объяснение. Приезд Базарова к родителям начинает процесс переосмысления многих прежних постулатов. Во время свидания Одинцова обратилась к нему с традиционной для таких мгновений просьбой: «Расскажите мне что-нибудь о самом себе. то, что в вас теперь происходит». На протяжении нескольких вечеров Базаров упорно уклоняется от этого вопроса. Не из «скромности9raquo;, не по опасению, что «аристократка9raquo; его не поймет. Он так глубоко загнал свою внутреннюю жизнь, что теперь трудно понять, «что в тебе происходит». «Происходит, – возмущается уязвленный Базаров, – точно я государство какое или общество!» Но процесс самоосознания уже начался. Впервые при виде родного дома героя охватывает чувство ностальгии: «Та осина <..9gt; напоминает мне мое детство. я в то время был уверен, что эта яма и осина обладали особенным талисманом… Ну, теперь я взрослый, талисман не действует». Впервые в голову приходит сознание неповторимости и ценности своей личности: «Узенькое местечко, которое я занимаю, до того крохотно в сравнении остальным пространством, где меня нет и где дела до меня нет; и часть времени, которую мне удастся прожить, так ничтожна перед вечностью, где меня не было и не будет… А в этом атоме <. > кровь обращается, мозг работает, чего-то хочет тоже».

Впервые Базаров осознал, что, поставив себя над всеми, он обрек себя на одиночество. Великая цель противопоставила его остальным людям – простым, заурядным, но счастливым: «Хорошо моим родителям жить на свете!», спустя мгновенье возвращается к той же мысли: «Как посмотришь… на глухую жизнь, какую ведут здесь «отцы9raquo;, кажется, чего лучше?» Да и сама цель теперь представляется не такой уж безусловной. Почему один человек (самоценная личность) обязан жертвовать собой ради другого (такой же личности)? Чем он хуже? «9hellip;Ты сегодня сказал, проходя мимо избы нашего старосты Филиппа, – размышляет он, обращаясь к Аркадию, – …Россия тогда достигнет совершенства, когда у последнего мужика будет такое же помещение…9raquo; Аркадий, конечно, повторял слова учителя о том, что «всякий из нас должен этому (счастью народа) способствовать». Но реакция Базарова оказывается для него полной неожиданностью: «А я и возненавидел этого последнего мужика <9hellip;9gt;, для которого я должен из кожи лезть и который мне даже спасибо не cкажет… Ну, будет он жить в белой избе. А из меня лопух расти будет<9hellip;9gt;?9raquo; «И каким бы пугающим ожесточением ни веяло от такого признания, это тоже симптом прибавления человечности в Базарове. Конечно, ненависть – страшное чувство, но это именно чувство, а как раз чувств и не было в прежнем базаровском отношении к людям. Теперь «Филипп или Сидор» ненавистен и, значит, ощутим: для Базарова он впервые живой человек, а не <9hellip;9gt; абстрактный знак вопроса».

«Да правда-то где, на какой стороне?» – добивается простодушный Аркадий. Новый Базаров уже не знает ответа на все вопросы: «Где? Я тебе отвечу как эхо: где?» Нельзя сказать, чтобы новый Базаров понравился себе. Открытие собственной души приводит к печальному выводу: ты такой же, как все; так же уязвим, так же причастен смерти. «Что за безобразие!» Порой Базаров завидует даже …муравью. «Тащи ее (муху), брат, тащи! Пользуйся тем, что ты, в качестве животного, имеешь право не признавать чувства сострадания. » Бросить вызов. но кому? Кто теперь его враг?

Отсюда непрязненное отношение к Аркадию. Младший Кирсанов на сей раз предстает не в качестве друга, а как двойник. Вернее, двойник прежнего Базарова. Которому так легко было жить и которого мучительно пытается воскресить в себе. Базаров ему завидует, и ненавидит, и провоцирует: «Полно, пожалуйста, Евгений, мы наконец поссоримся». Но Базаров как раз и хочет ссоры – «до истребления». Снова, к ужасу Аркадия, пробудилось в Базарове зверино-самолюбивое начало: «9hellip;Лицо его друга показалось ему таким зловещим, такая нешуточная угроза почудилась ему в кривой усмешке его губ, в загоревшихся глазах…9raquo; Базаров изо всех сил хочет остаться прежним Базаровым. «Когда я встречу человека, который не спасовал бы передо мною. тогда я изменю свое мнение о самом себе».

&#&658; Читайте также другие статьи по теме «Анализ романа И.С. Тургенева «Отцы и дети»:

Все материалы, опубликованные на сайте в любом виде, являются объектами авторского и имущественного права.

Никакие материалы этого сайта не являются публичной офертой.

Внимание, только СЕГОДНЯ!
"
"